7 Июля, на балконе парижской Оперы

Выходим мы значит все такие шикарные-расшикарные свежим пятничным вечером с Госпожой NN в антракт на балкон Дворца Гарнье - окинуть взором просторы парижские, полюбоваться на крыши, воспетые талантами, в разных сферах искусства себя проявившими, - я, в очередном своём белом платье - как один небезызвестный уже вам Шоколатье недавно заметил: «похожим на простыню», - и Госпожа NN - вот та уж в поистине великолепном наряде, которому позавидовала бы сама императрица Евгения, во славу которой вся эта красота и была построена ещё в 1867 году и которой по её императорскому статусу о таком декольте мечтать и не смелось! А вот Госпожа NN, как видите, может себе позволить.






Ну и, сами понимаете, никакой мОчи не было сопротивляться желанию запечатлеть всё это дело для фотоархива! И тут, подойдя к самому краю парапета, готовясь уже принять непринужденно-элегантную позу, замечаем мы на балконе здания, что прямо напротив, двух статных импозантных французов, уже не один - и даже не два! - десяток лет вызревавших и, насколько можно было судить с расстояния в сто метров при заходящем уже солнце, бьющем аккурат нам в глаз, - созревших уже ровно до такой степени, что в самую пору было откупоривать! И так сиротливо они смотрелись с двумя своими бокалами красного вина в руках на фоне фасада этого идеального с эстетической точки зрения здания, которое, по нашим до сей поры представлениям, занимали исключительно офисы крупнейших парижских компаний, что мы с Госпожой NN как-то так немного опешили в первую секунду. А во вторую я уже прикидывала, какими же такими привилегиями нужно обладать, чтобы позволить себе пятничным вечером выпить бокальчик на балконе с видом на Парижскую Оперу.


Месье в свою очередь тоже нас заметили и явно не первую - и даже не вторую - секунду уже что-то прикидывали у себя в уме (опять же, как можно было судить при засветившем нам обе пары глаз закатном солнце. Некоторая погрешность в сделанных нами выводах всё же допускается, не стану отрицать). К тому времени как фотосессия была окончена, а интерес со стороны противоположного балкона по-прежнему не иссяк, я уже готова была легко и непринужденно, раскинув паруса своей «простыни», порхнуть в эти гостеприимно раскинувшиеся объятия и Госпожу NN с собой прихватить. О чём я и не преминула тут же ей сообщить. На что она, без двух месяцев жена, невеста с полуторогодовалым стажем, кокетливо откинув назад прядь своих роскошных каштановых волос рукой, на безымянном пальце которой блеснул бриллиант её обручального кольца, ответила: «Знаешь, вот было бы у них там белое вино, тогда с удовольствием! А так красное я не очень люблю. К тому же вообще для красного не сезон.»


***

Вот так, Дамы и Господа, мы с Госпожой NN - без пяти минут верной и любящей женой - упустили возможность узнать, какими же привилегиями нужно обладать, чтобы иметь возможность проводить свои пятничные вечера в шикарных османовских особняках, слушая отдаленные раскаты арий Германа Левенскольда и любуясь закатами над Авеню Опера, только лишь потому, что для красного нынче не сезон! Посему, смахнув скупую слезу на последних аккордах «Сильфиды», мы закрыли свой сезон театральный. И уже с нетерпением ждём следующий, в сентябре стартующий, грядущий рука об руку с сезоном вина красного. Дабы не упускать уже больше столь оплошно таких возможностей!

© 2016 МАЛЕНЬКИЕ ПАРИЖСКИЕ ИСТОРИИ. Сайт создан АВТОРОМ